Вопрос томоса, хочу сказать, выходит за рамки церковной жизни. Тут рассыпается карточный домик концепции Третьего Рима