Язык, которым я пользовался на встрече, посвященной иммиграционной реформе, был жестким